logo

На факультете общественных наук в рамках стартовавшего по инициативе  РОО «Приднестровское историческое общество» проекта 2 февраля состоялась публичная лекция «225 лет со дня присоединения Левобережного Приднестровья к Российской империи». Лектором выступил заведующий кафедрой отечественной истории ПГУ им. Т.Г. Шевченко кандидат исторических наук профессор Николай Вадимович Бабилунга.

На лекции присутствовали представители профессорско-преподавательского состава ФОН. Основную часть слушателей составили старшеклассники  Бендерской  средней школы №15  и Тираспольского общеобразовательного лицея №1.

«В январе 2018 г. исполнилось 225 лет с момента присоединения Верхнего Приднестровья к России, т.е. годовщина Второго раздела Польши. Эта дата имеет знаковое событие для Приднестровья и приднестровцев. О приднестровцах мы поговорим чуть позже, а пока давайте задумаемся, есть ли у нас моральное право «праздновать» раздел какого-либо государства? Не противоречит ли это современному правосознанию и моральным установкам, которые, безусловно, осуждают разделение слабого государства его более сильными соседями?», - отметил в начале своего выступления Н.В. Бабилунга.

Отвечая на этот вопрос, Николай Вадимович пояснил, что тема лекции связана с подписанной 12 (23) января 1793 года Россией и Пруссией Петербургской конвенцией, известной как «второй раздел Польши». Манифест о присоединении к России новых земель был подписан 27 марта 1793 г. Согласно манифесту, новая русская граница шла вдоль границы австрийской Галиции до Днестра прямо на юг и далее вдоль течения Днестра до местечка Ягорлык (в 72 км к юго-западу от города Балта). Расположенное к северу от Ягорлыка Левобережное Приднестровье было составной частью отошедших к России территорий.

«И  если мы отставим в сторону обиды и комплексы, если взглянем на историю спокойно и беспристрастно, мы увидим абсолютно иную реальность», - продолжил историк.

«Прежде всего, - заключил он, - никакого «раздела Польши» не было, ибо такого государства, как Польша просто не существовало».

Далее Н.В. Бабилунга рассказал, что в тот исторический период «была Речь Посполитая, государство, возникшее в 1569 г. по Люблинской унии в результате объединения Польши с Великим княжеством Литовским и Русским, простиравшимся от Балтийского до Черного моря и включавшим в себя восточнославянские православные земли Малой Руси, Белой Руси, Червонной и Черной Руси. Причем, подавляющее большинство их жителей, называвших себя «русскими» и верующих  в Бога по православному обряду, против своей воли оказались в католическом государстве, где их народом не считали, а называли «схизматиками», «диссидентами», а чаще всего просто «быдлом», скотом».

«Хотя часть литовцев не желала входить в католическую Речь Посполитую, с засилием иезуитов на всех уровнях этого религиозно-сословного государства, - продолжил свою лекцию профессор Н.В. Бабилунга, -  но в конце концов литовцы (как язычники, так и православные) очень быстро сумели отказаться от своих духовных основ, принять католичество и вписаться в сословные структуры без особых проблем для себя. Совсем по-другому обстояли дела с абсолютным большинством православного населения бывшего Русско-литовского государства. Созданная в 1596 г. по Брестской унии униатская церковь, преследовавшая цель ополячить русских и окатоличить православных (украинцев и белорусов) в народе поддержкой не пользовалась. А репрессии властей и католиков Польши против православных храмов и священников, их издевательства и глумления над православными святынями лишь озлобляли народ и поднимали его на борьбу против духовных угнетателей». 

Далее Николай Вадимович сообщил, что в ходе этой многовековой кровопролитной войны сформировалось Запорожское казачество, а Приднестровские земли стали неотъемлемой частью казацкой территории: «Здесь была своеобразная первая линия обороны, защищавшая жителей правобережной Украины и Днепра от походов польских войск. Эта линия защищала и Польшу от набегов татар и походов турок: на Днестре в XVIIв. состоялись крупнейшие турецко-польские битвы (Цецорская и Хотинская), которые спасли Речь Посполитую от турецкого завоевания, спасли государственность Польши. Приднестровье являлось плацдармом и для казацких походов в Молдавское княжество, находившееся под османским игом.

Во всех казацких походах на Молдавию Приднестровье играло важнейшую стратегическую роль. Эта территория стала ареной жестоких столкновений между поляками, турками, татарами, а также между ними и коренными жителями этих земель – казаками. Цель последних в их антиосманских походах прослеживается достаточно ясно – ликвидация мощных турецких укреплений на Днестре, Дунае и Черном море, крепостей Бендеры, Аккерман, Измаил (Смил), Килия, Очаков, Сороки, Хотин. Такая победа позволила бы казачеству твердо укрепиться на этих рубежах в Приднестровье, а впоследствии, возможно, и полностью освободить Молдавию от османского владычества.

Создание казацкого государства на территории от Днестра до Южного Буга помогло бы утвердить на молдавском престоле враждебного туркам и союзного казакам молдавского господаря. Берег Днестра в этом случае стал бы удобной резиденцией для казацкого гетмана, местом расположения столицы своеобразной казацкой республики».

«Конечно, - отметил Н.В. Бабилунга, - поляки и мысли не допускали о том, что казаки могут создать где-то на землях от Днестра до Днепра своё государство, пусть даже и дружественное им, Речи Посполитой. … Все попытки создания на исконных русских землях казацкого самоуправляемого государства пресекались поляками на корню. Хотя идея создания казацкой государственности от Днестра до Днепра или Южного Буга не была такой уж бессмысленной. Территория западнее Днепра была разделена поляками на четыре воеводства, – Киевское (хотя сам г. Киев входил в состав России), Волынское, Подольское и Брацлавское воеводства. В каждом из них располагались несколько поветов. Приднестровье стало частью Брацлавского воеводства и входило в состав Ольгопольского повета. Последнее было самым южным в Польше и граничило на востоке с Россией, на юге – по р. Ягорлык с Крымским ханством, на западе – по Днестру с Османской империей, в частности с Молдавским княжеством, входившим в ее состав. Создание буферного казацкого государства могло бы теоретически дать заглушку для постоянных агрессивных поползновений сильных держав, граничивших здесь между собой. Вероятно, в будущем это спасло бы польскую государственность от разделов. Но поляки об этом и слышать не хотели».

Далее историк сообщил, что «8 января 1654 г. в Переяславле состоялась Рада, на которой принимали участие и приднестровцы, в частности, представители брацлавского казачьего полка. Богдан Хмельницкий заявил казачьему кругу, что уже шесть лет казаки живут без государя в беспрестанных кровопролитиях с гонителями и врагами, «хотящими искоренити Церковь Божию, дабы имя русское не помянулось в земле нашей». И сейчас казаки должны избрать себе царя из четырех, которых сами захотят, – турецкого, крымского, польского или государя Великой России. На что собравшиеся люди закричали: «Волим под царя восточного, православного! Боже утверди! Боже укрепи! Чтобы есмыво векивси едино были!».

«Приднестровье (следует иметь в виду, что не все Левобережное Приднестровье до Черного моря, а лишь его часть севернее р. Ягорлык, входившая в Речь Посполитую), - подчеркнул Н.В. Бабилунга,-  согласно решению Переяславской Рады впервые в своей истории вошло в состав Московского Царства, в состав России, будучи частью Украины. Жители Приднестровья вместе со всем украинским казачеством принесли присягу на верность этой стране и ее государю. В то же время реальная демаркация границ так и не была произведена».

Далее Н.В. Бабилунга рассказал, что «в период Виленского перемирия 1655 г., когда война между Россией и Польшей была приостановлена в связи с агрессией Швеции против Речи Посполитой, Алексей Михайлович задал вопрос Б. Хмельницкому, где чинить рубеж между Русью и Польшей, гетман ответил: «По Вислу реки, аж до венгерской границы». Дипломаты рассматривали различные варианты, в том числе и такие, по которым западными территориями Гетманщины (так официально называлась Украина) должны были быть утверждены Волынь и Подолия до реки Буг. В этом случае Приднестровье вновь забирала бы себе Польша. Но единого мнения достичь не удалось.

Война 1648–1654 гг. показала, сколь важное стратегическое положение занимают Приднестровские земли. Они являются щитом казачества от походов Польши против Украины, могут защищать границы Польши, причем, не только от казаков, но и от турок, от татар. Казацкие походы в Молдавию также брали свое начало в Приднестровье. Поэтому на правом берегу Днестра расположилась линия мощных турецких крепостей – Хотин, Бендеры, Аккерман, а на левом берегу – польские крепости в Каменец-Подольском, Рашкове, Рыбнице. С присоединением к России Приднестровье становилось первой линией обороны и для Московского царства.

Конечно же, соединение Украины и России в одно государство тут же привело к войне с Польшей, в которой землям Приднестровья снова суждено было играть стратегически важную роль».

В подтверждение своих слов историк привел документ, который сохранился с той поры. Вот что писал атаман Сирко царю Алексею  Михайловичу в мае 1664 г. о своем рейде: «Исполняя с Войском Запорожским службу вашему царскому пресветлому величеству, Я, Иван Сирко, месяца января 8 числа, пошел на две реки, Буг и Днестр, где Божиею милостью и представительством Пресвятой Богородицы и вашего великого государя счастьем, напав на турецкие селения выше Тягина города, побил бусурман и великую добычу взял. Оборотясь же из-под турецкого города Тягина, пошел под черкасские города. Услыша же о моем, Ивана Сирка, приходе, горожане сами начали сечь и рубить жидов и поляков, а все полки посполитые, претерпевшие столько бед, неволю и мучения, начали сдаваться. Чрез нас, Ивана Сирка, обращена вновь к вашему царскому величеству вся Малая Россия, города над Бугом и за Бугом, а именно: Брацлавский и Калницкий полки, Могилев, Рашков, Уманский повет до самого Днепра и Днестра; безвинные люди обещались своими душами держаться под крепкою рукою вашего царского пресветлого величества до тех пор, пока души их будут в телах». Таким образом, этот бескомпромиссный борец за православную веру и казацкую свободу лично свидетельствовал русскому царю храбрость и боевой дух местных жителей, не терпящих захватчиков на своей земле и желающих только одного – быть с Россией «до тех пор, пока души их будут в телах».

«Однако,- продолжил лектор, - по Андрусовскому перемирию 1667 г. поляки вновь забрали себе Правобережную Украину от Днепра до Днестра, а затем при гетмане Дорошенко в 1672 г. отдали эти земли Турции. Приднестровье формально было в составе России всего 13 лет, с 1654 по 1667 гг. Все эти годы шли непрерывные бои. Но и все последующие десятилетия эти земли не знали покоя. Население подвергалось грабежам и насилиям  то от поляков, то от турок, то от татар».

«XVIII век, - отметил Н.В. Бабилунга, - прошел под знаком русско-турецких войн. Их открыл Прутский поход Петра I, а последняя русско-турецкая война закончилась Ясским миром. Мирный конгресс между Россией и Турцией, подводивший итоги закончившейся войны, проходил в столице Молдавского княжества г. Яссы. 29 декабря 1791 г. был подписан мирный договор, который восстанавливал статьи Кючук-Кайнарджийского мира и других документов, заключенных между Россией и Турцией ранее. Подтверждались также все льготы для Молдавии и Валахии, но русские войска обязаны были покинуть Дунайские княжества. Порта вновь обещала не оказывать никаких препятствий тем жителям, которые захотят переселиться в Россию. В составе русской армии, как и в предыдущие годы, находились многие воевавшие против турок молдаване. Русское правительство выделило им земли в Екатеринославской губернии и представило ряд привилегий, как воинским поселянам. Из них в большей степени формировались такие вооруженные соединения, как Бугское казачье войско, Новоказачий полк, Ольвиопольский легкоконный полк, Болгарский гусарский полк и другие соединения. Кроме молдаван в этих подразделениях служили и многие выходцы из Балканских стран, сражавшиеся за освобождение своих народов от турецкого ига, – болгары, валахи, сербы и др. Во время войны 1787–1791 гг. в рядах русской армии количество местных волонтеров достигало 10 тыс. человек.

Возвращая Османской империи Валахию и Молдавию вместе с важнейшими крепостями на Днестре и Дунае – Хотином, Бендерами, Аккерманом, Измаилом и др., – русское правительство настояло на том, что к России отходит все Северное Причерноморье вплоть до Днестра. Таким образом, границей между Османской и Российской империями впервые в истории стал Днестр. Территории от левого берега Днестра до Дона, названные Новороссией, были освобождены от турецкого присутствия и от бесчинств кочующих татарских орд. Все татары из Ханской Украины были переселены в Крым.

Закончилась эпоха бесконечных войн, кровопролитных сражений, грабительских набегов, этнического угнетения и духовного подавления народа. Почти 500 лет эти земли не знали покоя и мира. Победа русского оружия над турками и татарами в последней русско-турецкой войне XVIII в. открыла новую страницу в исторических судьбах приднестровцев. С 1791 г. вплоть до начала гражданской войны в 1918 г. в Приднестровье не велось никаких военных действий, не было конфликтов».

«В истории Приднестровья, - считает историк, - Ясский мир открыл новую эпоху, время созидания, период мирного заселения и освоения присоединенных к России земель, период зарождения и формирования приднестровской многонациональной общности людей».

«Через год после Ясского мира, - продолжил он свое выступление, - при очередном разделе Речи Посполитой к России была присоединена и территория Приднестровья севернее р. Ягорлык. Основанием стала Петербургская конвенция, подписанная 12 января 1793 г., по которой Россия отнимала у Речи Посполитой часть Белоруссии и Украины, в том числе и Буго-Днестровское междуречье выше рек Ягорлык и Кодыма. Пруссия в свою очередь присоединила Гданьск, Торунь и почти всю Великую Польшу.

Включение Подолья вместе с левобережьем Днестра в состав России обусловило ликвидацию Брацлавского воеводства. Территория с основанной в середине XVIII в. Каменкой, украинским селом Рашково, близ которого в средние века находилась литовская крепость Караул, с посадом недалеко от польской крепости Рыбница и другими селами Верхнего Приднестровья стали частью Ольгопольского уезда Подольской губернии России. Сбылись вековые чаяния местного православного населения, которое было избавлено как от польского или турецкого владычества, так и от набегов татар. Долгожданный мир пришел на эти земли после многих столетий войн, грабежей, набегов, взаимной вражды и неимоверных народных страданий.

В одном из своих секретных рескриптов императрица Екатерина II указывала: «Нет нужды упоминать здесь о причинах, понудивших нас присоединить к империи от республики Польской земли издревле России принадлежавшие, грады русскими князьями созданные и народы общего с россиянами происхождения и нам единоверные». Эти земли раздавались русским офицерам и помещикам, имевшим заслуги перед государством в войнах с Турцией и Польшей. С начала 90-х гг. XVIII в. начались процессы интеграции этой территории в российскую общегосударственную и хозяйственную систему».

«Таким образом,- заключил Николай Вадимович, - 225 лет тому назад согласно Петербургской конвенции 1793 г. приднестровские земли возвратились в состав России, а для их жителей закончился многовековой период нестабильности, войн, грабежей, неприятельских набегов, иноземного порабощения, духовного угнетения. Последующие 120 лет здесь царствует мир и спокойствие, - ни разу сапог иностранного оккупанта не ступил на эту территорию. То же можно сказать и об Украине и Белоруссии, которые тоже возвратились в Россию, а их население (3 млн. человек) могло заняться мирным производительным трудом, не опасаясь за судьбу своих традиционных ценностей и духовной жизни. К Польше эти земли не имели никакого отношения, если не считать тот факт, что они на протяжении многих столетий нещадно эксплуатировались польской короной, а их жители испытывали бесконечные страдания, горе и безысходность под пятой иностранных захватчиков.

Кстати, и поляки, которые проживали тут, не были обижены русским правительством. Все имения и земли, принадлежавшие польским магнатам, были выкуплены казной по их реальной стоимости. Представляется, что в этой связи Россия имеет все права на Приднестровье, ибо она не просто освободила его силой оружия, но и выкупила на законных основаниях.

Говорят, аналогии хромают. Но трудно не провести аналогию с продажей Аляски.  Россия некогда продала Аляску Соединенным Штатам и строго соблюдает условия сделки до сих пор; она может требовать и от других уважения и признания своих законных земельных приобретений. Почему-то ни дипломаты, ни политики не используют этот аргумент в своей переговорной практике. А он безошибочно указывает, что Россия в конце XVIIIв. спокойно и легально с соблюдением всех законных формальностей купила эти земли и они должны принадлежать ей. Будем надеяться, что рано или поздно так оно и будет».

По словам секретаря Приднестровского исторического общества Сергея Олеговича Симоненко, цель лекций – расширить кругозор учащихся, пополнить знания о родном крае. В планах ежемесячно проводить такие тематические лекции по истории Приднестровья в контексте российской истории. Несомненно, первая публичная лекция, посвященная 225-летию присоединения Верхнего Приднестровья к России, открыла школьникам целый пласт ранее неизвестных им событий отечественной истории.

Пресс-центр ПГУ.

  • IMG_1768
  • IMG_1770
  • IMG_1771
  • IMG_1786
  • IMG_1794
  • IMG_1813
  • IMG_1817